апрель 2012
пн вт ср чт пт сб вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

И грянул гром-или мощный кризис на рынке косметики Орифлейм

И грянул гром-или мощный кризис на российском рынке косметик

После слияния косметических компаний Орифлэйм с Oresa Йонас и Роберт аф Йокник, оценивая развитие деятельности в странах бывшего Советского Союза и Восточной Европы, были вправе ожидать, что компания сохранит тенденцию устойчивого роста.


Однако уровень продаж стал падать в Польше, Венгрии и Турции. На этих рынках наметился застой, возникла необходимость снова внести изменения в структуру компании и в ее управление.


Рост продаж косметики Орифлейм на российском рынке не снижал темпов, но все отчетливее звучали голоса, заявлявшие о проблемах в российской экономики и о том, что Орифлэйм они стороной не обойдут.


«Прямые продажи так устроены, что никогда нельзя чувствовать себя полностью удовлетворенным, спокойно откинуться в кресле. После солнечных дней обязательно наступает ненастье».


На этот раз события опровергли самые худшие прогнозы братьев. Шок наступил в августе 1998 года. Государство оказалось на краю пропасти: курс рубля упал, американский доллар вместо 7 рублей в одночасье подорожал до 25-ти. Вся гигантская экономическая машина, включая внешнюю торговлю, оказалась в коллапсе. Кризис в России повлек за собой откат экономики, девальвацию, гиперинфляцию многих рынков не только в СНГ и Восточной Европе, но и в других частях мира.


Компания Орифлэйм сильно пострадала в результате этого кризиса. Только в России объем продаж туши,помад,крема снизился на 80%, и теперь уже сама компания находилась в глубоком кризисе.


Крупные концерны ушли из России, многие акционеры Орифлэйм тоже «побежали с тонущего корабля». Курс акций на лондонской бирже рухнул; компании Орифлэйм пришлось выдерживать удар за ударом. Если на момент слияния акции компании оценивались в 5 фунтов, теперь же цена опустилась до рекордно низкой отметки в 1,12 фунта. Орифлэйм потерял в своей биржевой стоимости почти 400 миллионов фунтов!


В сложившейся ситуации Роберт и, прежде всего, Магнус Брэннстром со своей командой сделали все возможное, чтобы поддержать дух сотрудников, одновременно пытаясь урезать расходы и сократить рабочее время.Рассказывает Йонас:





" Мы приняли, пожалуй, самое трудное решение: не закрывать нашу деятельность. Но для выживания нам было необходимо вернуть утраченные позиции на рынке.
На посту директора российского подразделения Магнус Брэннстром смог на практике продемонстрировать истинные ценности компании. Он проявил потрясающую заботу о людях, на содержание которых у нас уже не было средств. Мы пообещали всем, что они смогут вернуться, как только ситуация изменится, что они всегда будут желанными гостями в офисе, куда можно заглянуть на чашечку кофе. Многим была необходима такая точка опоры. Магнус это понимал..."

Кризис в России застал Орифлейм сразу после слияния с ORESA, процесс становления только набирал ход. С этой точки зрения удар пришелся вовремя.Братья-владельцы могли воспользоваться ситуацией для завершения рационализации структуры компании, поскольку в тот момент в их руках были две равноценные организации

.

Нельзя не признать, что Орифлэйм была высокоэффективной компанией в отношении расходной части. Накладные расходы были незначительными. Аналогично выглядела и компания Oresa: ее расходы не поспевали за лавинообразным ростом продаж. Так бывает, когда успех достигается в короткие сроки. Но возможности экономии на расходах все-таки были.


Кризис в России стал своего рода катализатором, заставившим Орифлейм искать новые оптимальные решения. Антикризисные меры помогли компании избавиться от дополнительных издержек. Такая своевременная «профилактика» помогла сплотить воедино две организации, устранив опасность возникновения внутренних конфликтов и конкуренции. Все должно было стать единым.


Без сомнения, кризис стал для компании Орифлэйм серьезным испытанием. Но братья не впервые оказались в бурлящем море и знали, как выйти победителями из любой, даже самой безнадежной ситуации:


"Мы с Робертом были убеждены, что компания сможет выстоять. На нашу долю уже выпадали тяжелые времена. Даже на грани катастрофы мы были в плюсе, чистая прибыль за 1998 год составила 10 миллионов фунтов, годом позже - 7 миллионов.

Мы должны были выжить прежде всего для людей, независимо от кризисов. У нас были стабильные рынки косметики, новый бренд АСО и многое другое. Иными словами, нас основательно тряхнуло, но до отчаяния мы не дошли. И уже в 1999 году, через 15-18 месяцев, мы смогли вернуться на прежние рубежи. Даже несмотря на то, что рубль не стоил больше 20% от своей прошлогодней стоимости."

В Орифлейм понимали, что сложнее будет вернуть позиции на рынке косметики в Восточной Европе и особенно много времени потребуется для роста курса акций на бирже,ведь финансовые рынки обладают хорошей памятью.


Оглядываясь на события того времени, братья аф Йокник считают, что было бы преступлением не воспользоваться последствиями кризиса в России и не осуществить выкуп биржевой компании Орифлейм:


«Если бы не падение курса акций, мы бы до сих пор были игроками биржи. И совершенно скучными игроками».


Стабильный рост продаж косметики Орифлейм

Как истинные предприниматели братья постарались извлечь пользу из сложившейся ситуации. Что обычно делают при низком курсе акций? Правильно, их скупают. Йонас и Роберт именно так и поступили, приняв решение выкупить Орифлэйм с лондонской биржи. Но прежде чем это произошло, им удалось претворить в жизнь еще одну идею...





Добавить в социалку, пригодится:

Комментарии к этой заметке больше не принимаются.