Год 1969 - каждый новый кризис делает Орифлэйм сильнее.

Год 1969 - каждый новый кризис делает Орифлэйм сильнее.

Каждый новый кризис делает Орифлэйм сильнее

Иероглиф слова "Кризис",в японском языке имеет несколько значений одно из которых "НОВАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ"!


Первый кризис
1969-й И 1970-й стали годами успеха для основателей Орифлэйм и самой компании. Но тучи начинали сгущаться. Прошло некоторое время, прежде чем руководство осознало серьезность ситуации и стали понятны причины случившегося.



Сидишь в маленькой кладовке, и все в порядке,а стоит сменить офис и подумать, что Орифлэйм крупная компания с большими амбициями, как все идет кувырком. Так случилось и с братьями аф Йокниками. Почти одновременно с переездом в Брюссель и укрупнением скандинавского офиса Бенгта Хельстена в Стокгольме на Oriflame обрушился первый кризис.


Германия

С поддержкой Bankers Trust Орифлэйм был готов развернуть свою деятельность в Европе. Взгляды руководителей обратились к Германии. Немцы были знакомы с прямыми продажами, компания Avon уже более 10-ти лет присутствовала на рынке.





Тактики прямых продаж у компаний Avon и Орифлэйм тогда отличались: в Avon использовались каталоги и продажа «из рук в руки», а Орифлэйм продвигал домашние презентации. Позже компания Орифлэйм тоже стала выпускать каталоги. На немецком рынке прямых продаж также хорошо была известна компания Tupperware, уже более десяти лет торговавшая пластиковой посудой на домашних показах. А вот косметику на домашних презентациях не представлял никто.


«Эта свободная ниша нас и привлекла. Образно говоря, в Европе Германия была лучшим учеником в классе. Англию мы тоже не спускали со счетов, но ее постоянные кризисы, девальвация и забастовки заставили нас притормозить. Правда, в то время мы не подозревали, что у немцев все хорошо, потому что они ненавидят тратить деньги, а англичане всегда на грани банкротства, потому что обожают делать покупки. После всех наших скандинавских перипетий стало ясно, что с самого начала надо создавать устойчивую сетевую структуру».
В германии Орифлэйм нес убытки

Работа началась с адресованого руководителям ведущих предприятий прямых продаж объявления в газете Frankfurter Allgemeine Zeitung, заголовок которого гласил:
«Заслуживаешь ли ты 60 000 марок в год?»
Оно вызвало громадный отклик.

Начальник отдела компании Avon,стал менеджером Орифлэйм. Затем появился высококвалифицированный штат сотрудников в области финансов, управления и экономики, а также офис в новом современном здании. Все должно было работать на создание правильного имиджа.


В сравнении с мероприятиями раннего периода ежемесячные расходы на новое предприятие были огромными, однако братья не переживали, надеясь, что и результаты будут «фантастическими». Но уже через несколько месяцев они поняли, что ошибались:


«Рекрутирование консультантов шло с трудом, а ассортимент шведской продукции из помад и туши не производил должного впечатления. Презентации обычно устраивались вечером на дому, и добропорядочные главы семейств были недовольны тем,что жены на их машинах уезжают на непонятные встречи».

Йонасу и Роберту не нравилось поведение немецких руководителей, разъезжавших на шикарных автомобилях, в то время как уровень продаж ORIFLAME-ГЕРМАНИЯ оставался небольшим. Братья приняли решение привлечь к работе менеджера из Швеции. Им удалось уговорить Яна Присингха, начальника отдела продаж компании Electrolux в Стокгольме и хорошего знакомого Йонаса, переехать с семьей во Франкфурт, чтобы возглавить немецкое отделение.


«Мы объясняли Яну, что уже создали отличнейшую "ракету-Oriflame",и ему предстоит только прибыть на место и запустить ее. Однако время шло,а Яну не удалось что-либо сделать, несмотря на то, что он активно взялся за дело и даже достиг некоторых результатов. Вскоре Ян решил, что понапрасну тратит свое время и ушел из компании. Позднее он с успехом занимался торговлей продуктами питания. Всякий раз, встречаясь, мы непременно шутим о ракете, которая так и не взлетела», - рассказывает Йонас.


Орифлэйм распустил немецкое руководство, оставив в штате только главного бухгалтера: так как все еще верили в возможности местного рынка. Йонас начал ездить вместе с менеджерами группы, помогал им привлекать консультантов и осуществлять продажи. Но далеко так и не продвинулись.


Экспансия в Германию обошлась в большую сумму: кредит, взятый в немецком банке, иссяк уже в конце 1972 года. Роберт аф Йокник так комментирует произошедшее:


«Это была ошибка. Мы недооценили роль культурных различий между нашими странами. Организация прямых продаж нуждается в правильном руководстве, а для того, чтобы открыть сеть прямых продаж в новой стране, необходим руководитель, который всегда держит «руку на пульсе», обладает желанием и силой созидания. Такого человека для продвижения Орифлэйм в Германии мы не нашли. Нам также следовало проанализировать рынок так, как это делается сегодня. Одним словом, ничего не получилось. Позиции Орифлэйм в целом пошатнулись. Впоследствии мы неоднократно пытались наладить бизнес в Германии».

Спустя некоторое время Орифлэйм вышел на английский рынок: братья решили, что помимо скандинавского им нужен еще один сильный рынок сбыта.


«Было очевидно, что Германии таким рынком не быть. Тогда пусть это будет Англия, - вспоминает Йонас. - В период с 1970 по 1972 годы нам уже удалось создать торговые компании в Голландии, Бельгии и Швейцарии. Мы видели, что в этих странах успешно работают Tupperware и Avon, удачной была и наша деятельность».


Фиаско в Германии, огромные расходы на содержание офисов в Брюсселе и Стокгольме привели компанию к «чрезвычайно тяжелой финансовой ситуации» и к первому в истории Орифлэйм кризису.


Антикризисные меры

Сложившийся кризис вынудил братьев оставить Брюссель. Роберт в 1971 году вернулся в Швецию. Йонас оставил шикарный офис в центре Брюсселя и вместе с помощниками переехал в район с более дешевой арендой. Там он проработал вплоть до переезда в Лондон в 1974 году.


«Когда я вернулся в Швецию, стало ясно, что троим партнерам вместе тесно», - рассказывает Роберт.
Ранее Бенгт Хельстен поговаривал о том, что хотел бы поселиться в США вместе со своей супругой Маргаретой Щёдин, мечтавшей о карьере актрисы и художницы. В результате долгих дискуссий мы приняли решение передать Бенгту права Орифлэйм на США и Латинскую Америку. Бенгт должен был сам, без нашего участия, открыть предприятие и собрать капитал».


В тексте написанного от руки протокола встреч от 2 и 3 февраля 1971 года можно прочесть, что
..."партнеры пришли к единому мнению относительно чрезмерно высоких дополнительных затрат и прекращения совместного участия в бизнесе"...

Бенгт Хельстен остался акционером Орифлэйм, но переехал в Лос-Анджелес, чтобы строить свой собственный Орифлэйм.
Роберт аф Йокник закрыл скандинавский офис в Стокгольме, уволив двадцать сотрудников. Вместе с женой Лилиан они перебрались в Мальмё, где находился склад и центр доставки. Семья прожила там семь лет. За это время у них появилось двое сыновей - Александр и Себастиан.
Компания Орифлэйм вернулась на исходные позиции. Все пришлось создавать заново, но без прежних козырей на руках. Назревал новый кризис, на этот раз в Швеции, и виной тому были не компания Орифлэйм, и не ее руководство. Появился конкурент. На шведский рынок вышла компания Holiday Magic...


Комментарии к этой заметке больше не принимаются.




677 spo | © 2005-2020 | +380979504263