май 2019
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31

Экономическая политика и дух предпринимательства Орифлэйм.

Экономическая политика и дух предпринимательства Орифлэйм.

Объем продаж Орифлэйм в 1969 году составил 10 миллионов крон, при этом прибыль компании до уплаты налогов была на уровне 600000 крон. Результат был неплохим, но для развития международных рынков этого было недостаточно. Осенью компания занялась поиском дополнительного капитала, однако шведские банки не проявили интереса к этой затее.


«Найти инвестиции в Швеции не представлялось реальным.В то время невозможно было получить деньги, не имея завода или других гарантий такого рода. Банки не понимали, каким образом деятельность Орифлэйм могла приносить долгосрочный доход, и, в лучшем случае, желали удачи...»
.

Действовавшие правила Госбанка по инвестированию зарубежной деятельности не позволяли Орифлэйм рассчитывать на то, что какой-нибудь банк сможет согласиться на финансирование.


Позднее, когда экономическая политика правительства сфокусировалась на интересах крупных предприятий, Орифлэйм, как и многие другие компании, был вынужден искать возможность покинуть Швецию.


«Создавать компанию в Швеции было не просто.Социал-демократы правили страной со времен окончания Второй мировой войны. Появлялись все новые способы государственного контроля и экономические ограничения, усложнявшие работу. Росла бюджетная часть экономики, финансирование которой предполагалось осуществить за счет роста налогов. В случае неудачи вся тяжесть потери ложилась только на плечи предпринимателя. При удачном раскладе в выигрыше оказывалось государство»
.

Экономический климат Швеции для предпринимательства в 60-е годы был неблагоприятным.Малый бизнес никто не воспринимал всерьез. Развитие Oriflame в Северной Европе доказало, что у компании "прямых продаж" есть серьезный потенциал, а значит пришло время мыслить глобально: стать не просто крупнейшими в Скандинавии, но и добиться успеха в других частях света. Поэтому Орифлейм переезжает в Европу.

Слишком мало политиков, которые раньше занимались бизнесом, и мало предпринимателей, имевших опыт в политике. Видимо, поэтому им так трудно понять друг друга. Чаще всего общественные дебаты ведутся политиками, которые выступают за новые рабочие места и общий рост экономики. Предпринимателям нужны доходы для того, чтобы развивать бизнес дальше, но участниками дебатов они становятся крайне редко. Проще «проголосовать ногами», а именно уехать из страны, как в 1970 году это сделали братья аф Йокник.

Неспособность политических деятелей увидеть связь между доходами компаний и ростом экономики сохраняется по сей день. Газета Dagens Handel в одной из своих передовых статей в 2004 году пишет:

«Братья Йонас и Роберт аф Йокник занялись прямыми продажами не ради экономического блага своей страны. Они просто верили в идею и были готовы отдать себя ей без остатка. Понятие «экономический рост» так часто используется в политических дискуссиях, что следует, пожалуй, напомнить, на что опирается рост экономики. Именно предприятия - с их идеями, энтузиазмом и квалифицированными кадрами - создают прибыль. Ни Орифлэйм, ни любая другая шведская компания не создавались за счет государственных средств. Политикам экономического роста не создать, они лишь могут помочь предпринимателям расти, дать им возможность зарабатывать деньги на собственных идеях и труде».

Становление за рубежом

ВЫБОР ПАЛ НА БРЮССЕЛЬ - там уже находились все крупные компании, многие из которых были американскими. Бельгийцы быстро поняли, что уж коль страна маленькая, надо создавать условия для привлечения капитала.Если находишься в командировках более 50% времени, налогов платить практически не надо, помимо этого можно не платить налоги за весь концерн, даже если головной офис находился в Брюсселе. По этой причине в Орифлейм решили разместить весь менеджмент компании именно здесь. К тому же не пришлось запрашивать лицензию Госбанка на вывоз капитала, если бы возникла такая необходимость.


"Швеция ничего не извлекла из этого блестящего опыта и позволила исчезнуть многим перспективным компаниям и большому количеству рабочих мест."

Итак, в 1969 году Йонас и Роберт сели в машину и поехали в Брюссель, чтобы на месте найти инвесторов, которые загорятся идеей Орифлэйм. И таковым стал один из крупнейших банков США.

Для Орифлэйм наступил новый этап. В 1968-1969-м годах, перед тем как перевести офис из Швеции, братья предложили выкупить акции у всех, кто этого захочет. Десятого июня новая компания начала свою деятельность.


Zetes S.A.

За время своей работы в США и Германии Йонас аф Йокник получил статус гражданина Швеции, работающего за рубежом. Данный статус освобождал его от множества ограничений, накладываемых Госбанком в отношении использования капитала или организации компаний в других странах.


В 1969 году после изучения ситуации за рубежом в Швейцарии появилась компания, основной задачей которой было поддержание отношений с производителями косметики, а также ведение совместных проектов. Предприятие, получившее название Zetes С.А., стало финансовым инструментом для привлечения капитала в Орифлэйм.


Концепция оказалась успешной. Для создания компании за рубежом необходимо было пополнить кассу, для чего был взят первый облигационный заем, или конвертируемое долговое обязательство, на сумму 100000 швейцарских франков.


"Руководству Орифлейм удалось найти пятерых инвесторов, готовых вложить по 20000 франков под 8% годовых. Процентная ставка была достаточно высока, к тому же у инвесторов появлялась возможность обменять вложенные средства на акции Орифлэйм в случае ее регистрации на фондовой бирже."

В то время один швейцарский франк стоил 1,30 крон. Масштаб проведенной инвестиционной компании с высоты сегодняшнего дня может показаться незначительным, но именно эти деньги были необходимы компании тогда. Сделка инвесторов закончилась удачно, и каждый остался в пятидесятикратном выигрыше, даже притом, что на его получение потребовалось время.


В Швейцарии Йонас и Роберт вышли на производителей косметики - небольшую компанию Arval, специализирующуюся на производстве кремов из натуральных ингредиентов. Орифлэйм заключил с Arval договор о партнерских отношениях, что помогло выйти на новых производителей и получить офис на фабрике Arval.


Адольф аф Йконик старший брат основателей Орифлейм

Подобно тому, как Стаффан аф Йокник помог компании в момент ее становления, другой брат, Адольф аф Йокник оказал поддержку в дальнейшем развитии компании.


В тот период он работал в США адвокатом и юридическим советником крупной транснациональной компании, владевшей предприятием Kentucky Fried Chicken (KFC), которое готовилось к выходу на европейский рынок. Для изучения правовых аспектов и налаживания контактов с финансовыми учреждениями Адольф отправился в Европу.


Конец 60-х в США ознаменовался расцветом венчурного капитала, и многие американские корпорации выходили на европейский рынок. В Америке в сфере прямых продаж было много небольших предприятий, которым удавалось успешно расти и развиваться. Bankers Trust заинтересовался Орифлэйм. Сотруднику банка, американцу по имени Майкл Гроган, было поручено изучить возможности дальнейшего сотрудничества с Орифлэйм.


«Дискуссии были порой жесткими.Братья Аф Йокники всеми силами пытались сделать вид, что их ждут другие предложения и они совсем не нуждаются в займе денег, хотя на самом деле все было наоборот.В какой-то степени самоуверенность Йонаса и Роберта повлияла на решение банкиров».

Новая форма предприятия

Структура предприятия сформировалась в 1969 году. Однако четкой организации, готовой к работе на любом рынке, пока еще не было. Налоги в разных странах отличались, а это сильно усложняло деятельность компании. Братья пытались найти универсальную модель для международной деятельности.

«И снова на помощь пришел Адольф. Для продвижения KFC в Европе он подключил целый ряд адвокатских контор. Мы вряд ли самостоятельно смогли бы провести работу такого масштаба, нам просто повезло», - подводит итог Йонас.

После изучения нескольких вариантов выбор был сделан в пользу структуры, на базе которой компания просуществовала в течение многих лет: холдинговая компания «Орифлэйм Интернэшнл С.А.» (OISA) в Люксембурге с головным офисом в лице дочерней компании «Орифлэйм Менеджмент С.А.» в Брюсселе. Дочерним также становилось швейцарское предприятие Zetes С.А., занимавшееся закупками для Орифлэйм.


В результате, как об этом в 1995 году писала газета Dagens Industri


" появилась гениальная стурктурв концерна, не потерявшая стабильности и по прошествии десятилетий".

Майклу Грогану из Bankers Trust эта идея понравилась,и если бы Oriflame удалось выкупить скандинавские отделения и владеть ими по такой же схеме, банк с удовольствием сделал бы «интересное предложение». В доказательство сказанного Гроган показал контракт на пятидесяти страницах, на основании которого банк готов был инвестировать в деятельность «Орифлэйм 1нтернэшнл», а при достижении компанией определенных финансовых результатов в первые два года, Орифлэйм мог рассчитывать и на получение льготного кредита на сумму $450000. В это невозможно было поверить! Орифлэйм был создан всего два года назад с капиталом в S20000, и сегодня братьям Аф Йконикам предлагали $210000 фактически за десятую часть компании, так как новые скандинавские отделения еще не приносили прибыли!


За помощью в составлении финансовой документации для Bankers Trust братья обратились в аудиторскую компанию KPMG, или Peat Marwick, как она называлась в Брюсселе.
Аудиторы применили метод отчетности, который, по-моему, уже нигде не используется. Он подразумевал отражение в едином бухгалтерском балансе всех подразделений концерна, включая обещанные Bankers Trust десять процентов. Сделка с Bankers Trust состоялась в конце 1969 года, а на счет Орифлейм средства поступили в начале 1970 года. Руководство компании было на седьмом небе от счастья!


У основателей Орифлэйм появилась возможность выкупить оставшиеся 40% акций у дистрибьютеров в Швеции, каждый из которых до сих пор был обладателем одного процента. Вложенные акционерами деньги удвоились, поэтому никто не возражал против сделки.


«Наши друзья тоже смогли инвестировать свой капитал, причем на тех же условиях, что и Bankers Trust. Одна норвежская семья даже внесла $100000», - рассказывает Йонас, вспоминая, что капитал Орифлэйм в 1982 году был оценен уже в двадцать восемь миллионов крон.

Дела в Скандинавии шли успешно, и уже в 1970 году компания Орифлэйм переехала в современный офис в центре Брюсселя. А в Стокгольме концерн поменял адрес в третий раз.


На должность исполнительного директора компании поступил опытный менеджер, который должен был отчитываться непосредственно Бенгту Хельстену. Йонас и Роберт аф Йокник перебрались в Брюссель, захватив с собой специалиста по продукции Рольфа Йерпе и офис-менеджера Мод Кронефорс.


Основа для экспансии в Европу была заложена.





Регистрация в Орифлэйм за 1 минуту
моб. +38 067 469 01 53






Добавить в социалку, пригодится:

Прыг: 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
Скок: 10 20 30 40 50 60